Ахалтекинский Скакуны

Туркменистан – страна древнейших цивилизаций и великих традиций. Беспощадное время превратило некогда грозные крепости и богатые города в руины, но оказалось невластным над удивительным живым памятником славного прошлого – ахалтекинским скакуном. Несмотря на драматические события, подчас трагические повороты истории, туркменский народ, как бесценное сокровище, сохранил достойную восхищения уникальную культуру национального коневодства, которая привлекает самое пристальное внимание лучших специалистов из разных стран.

Многочисленные исторические факты и документальные свидетельства однозначно указывают на то, что древнейшим центром культурного коневодства являются оазисы Центральной Азии, и, в первую очередь, Туркменистан, где, как считают многие специалисты, лошадь и была впервые одомашнена далекими предками туркменского народа.

Доказательством этому служат находки, обнаруженные в разное время в результате раскопок археологических памятников Туркменистана. Примером может служить Амударьинский клад, в котором изображения лошадей занимают первое место. Тем не менее, сенсационными можно назвать найденные экспедициями под руководством известного ученого профессора В.И.Сарианиди в древней дельте Мургаба в царских гробницах Гонура – столицы древней страны Маргуш – остатки повозки с бронзовыми ободьями, каменную статуэтку лошади с чётко обозначенным седлом, сигнальные трубы для построения всадников, и самое главное – древнейшее в Центральной Азии и на Ближнем Востоке захоронение жертвенного жеребёнка. Это свидетельство о том, что в традиционном укладе жизни жителей древней страны Маргуш домашняя лошадь присутствовала уже в конце III – начале II тысячелетий до нашей эры!

Слава туркменских «божественных», «небесных», «райских», «благородных», «сверхъестественных» коней, как называли их древние источники, восходит уже к I тысячелетию до нашей эры. Их пытались захватить и Александр Македонский, и китайские императоры, посылавшие за ними военные экспедиции, не могли обойти их своим вниманием и античные авторы, именовавшие предков нынешних ахалтекинцев «нисейскими» конями, по названию Нисы – царской резиденции могущественной в те времена Парфии.

«Кони Несеи превосходят всех своею красотою. Это кони, достойные могущественных царей, прекрасные с виду, мягко выступающие под всадником, легко повинующиеся удилам, высоко несут они свою гордую горбоносую голову, и со славой реют в воздухе золотые их гривы», – пишет Оппиан. Ему вторит Ксенофонт: «Взорам нашим предстанет живая, полная движения картина: отрывистый, сухой удар копыта в землю, ржание веселое коней, храп вздернутых ноздрей и умный взгляд красивой головы пленяет душу тем чудным впечатлением, которое тому понятно, кто испытал всю силу этих чар».

Уже в VIII веке арабский автор Аль-Джахиз пишет, что «туркмен сидел на спине лошади больше, чем на поверхности земли». Такое замечание совсем неудивительно, если учесть тот факт, что в VIII-X веках туркменские всадники составляли личную гвардию багдадских халифов. Позднее немало туркмен было и среди египетских мамлюков и в лучших конных частях других эмиратов. Но надо понимать, без сильных и выносливых коней не было бы и сельджукских походов с последующим присоединением Малой Азии и созданием могущественного Туркмено-османского султаната.

Спустя пять веков, итальянец Марко Поло, говоря о граничащих с Северной Персией областях, заметил, что там выращивают замечательных, большого роста лошадей, которые стоят немалых денег. Пишет он и о вывозе лошадей в Индию. В XIII веке историк французского короля Людовика IX Святого описал рассказ главы посольства на Востоке, присутствовавшего на похоронах знатного кипчакского воина, вместе с которым была захоронена лучшая его лошадь.

А в XV веке уже русский путешественник Афанасий Никитин в своём «Хождении за три моря» рассказывает о необычном жеребце, купленном за большую сумму в этих же краях. С этого времени через персидских купцов и дипломатов туркменские ахалтекинцы попадают в Россию и дальше в страны Западной Европы.

Об этих скакунах заговорили, они становятся вожделенной мечтой и гордостью многих владетельных фамилий и королевских дворов. Венгерский путешественник А.Вамбери, побывавший в Туркменистане в 1863 году, не упустил случая написать проникновенные строки об удивительных лошадях, их красоте и значимости для местного населения, чрезвычайной резвости и выносливости скакунов, подтвердив оправданность вложенных в них сил и средств.

Название «ахалтекинский» туркменский скакун получил уже в конце XIX века, в основе которого название оазиса «Ахал». Именно в знаменитых ахалтекинцах исследователи видят прямых потомков прославленных на весь мир коней нисейской породы, о которой блестящий ученый, известный нескольким поколениям конников и любителей лошадей профессор В.О.Витт сказал: «Это последние капли той драгоценной крови, при помощи которой было создано все культурное коннозаводство мира». Ему же принадлежит высказывание о коне, захоронение которого было найдено в одном из Пазырыкскых курганов: «Это благородная верховая лошадь древности, боевой конь Средней Азии, увековеченный в изображениях великих мастеров Ассирии, Египта и Эллады».

Именно ахалтекинские жеребцы, взращенные на туркменской земле, попали через Персию и Турцию в Европу, где заложили основу английской чистокровной породы. Но если на Западе ахалтекинец стал престижной драгоценностью, то на родине он оставался боевым товарищем туркменских джигитов. Длительная и сложная борьба туркмен за политическое самоопределение – вот арена ратной славы «небесных аргамаков» и их вольнолюбивых наездников.

В те времена еще не сложилось представление о породе с точки зрения зоотехнических требований к ее чистокровности или же чистопородности, но каждый владелец стремился получить таких лошадей, которые казались выдающимися по своим рабочим качествам и экстерьеру. Ограниченность и неустойчивость пищевой базы засушливой среды обитания, недостаток в пастбищах на протяжении многих поколений ставили лошадь в теснейшую зависимость от человека, по-своему одухотворяя природу их взаимоотношений. Таким образом, воин-туркмен получил в лице коня верного друга, надежного спутника, от которого нередко зависела его жизнь. Поэтому, если у некоторых народов региона зажиточные баи владели табунами во много тысяч голов, то в туркменских полупустынях достаточно было иметь одного первоклассного скакуна, чтобы прославиться на всю страну. И совсем недаром ахалтекинцы считаются конем одного хозяина. Обоюдная привязанность туркмена и его коня стала «притчей во языцех» и отличается особой душевностью и теплотой. Таких коней, конечно, нельзя было вырастить в табунах. Они требовали стойлового содержания и особого ухода. Они обычно доживали до преклонного для лошади возраста и сопровождали в последний путь своего хозяина, не неся на своем теле ни одного рубца или следа от нагайки. Таким образом, за те тысячелетия, что туркмен связан с конем, он развил у него выдающиеся качества, подарив миру настоящий шедевр – ахалтекинскую породу!

Коннозаводчики характеризуют ахалтекинскую лошадь как лёгкую, очень подвижную, темпераментную, работоспособную, умную и… любопытную. Действительно, характер у ахалтекинца уверенный, требующий уважения к себе. Но опытные туркменские сейисы прекрасно знают, как направить его гордый и сильный нрав в нужное русло. С начала XX века туркменские кони появляются на выставках в городах России и Европы, привлекая внимание и вызывая всеобщее восхищение. Как писал профессор М.И.Придорогин, «ахалтекинские кони – это чувство горделивого подъема. Тот, кто видел туркменского коня, тот действительно наслаждался настоящей красотой».

Показателем необыкновенной выносливости ахалтекинских лошадей стал конный пробег Ашхабад-Москва в 1935 году, когда 17 туркменских всадников за 84 дня прошли 4300 километров, причем 350 из них – по безводной Каракумской пустыне. А через 10 лет один из участников этого знаменитого пробега, белый жеребец Араб стал конем Победы. В тот день, когда маршал Г.К.Жуков, сидя на своем самом любимом скакуне, принимал парад на Красной площади, кадры кинохроники запечатлели для потомков и триумф туркменского коневодства.

Позже, сыну Араба – вороному красавцу Абсенту, абсолютному чемпиону породы рукоплескал весь мир на Олимпийских играх 1960 года в Риме, где он произвел настоящий фурор, принеся золотую медаль Сергею Филатову. Имя Абсента буквально гремело по странам и континентам. Им восхищались, увековечивали в произведениях искусства и в многочисленном потомстве. За десять лет Абсент стал отцом более 70 детей, многие из которых также удостоились высоких титулов. А если внимательно изучить родословную, можно найти кровь Абсента и в современной русской верховой породе, в селекции которой ахалтекинцы использовались еще со времен Ивана Грозного. Еще в середине прошлого века они составляли более трети поголовья российских конных заводов.

Однако со временем все острее становился вопрос сохранения породы. Ведь изначальный племенной фонд ахалтекинцев растаскивался по странам, кроме того, увлечение скачками приводило к случаям недопустимого с точки зрения чистоты породы скрещивания. Не все предпринимаемые в отношении этого меры имели успех – не хватало не только понимания значимости племенной работы, дальновидности, но в, первую очередь, политической воли и государственной поддержки.

Настоящее же восстановление и приумножение ахалтекинской породы как национального наследия началось только после обретения Туркменистаном независимости. На своей исторической родине ахалтекинский скакун – в образе реального коня, чемпиона мира Янардага – был помещен в центр Государственного герба Туркменистана, навсегда став символом свободы и независимости. С этого момента началась целенаправленная селекционно-племенная работа по дальнейшему увеличению элитного поголовья, распространению и популяризации этой уникальной породы в мире.

В этих целях в 1991 г. было создано Государственное объединение «Туркмен атлары», координирующее большую работу всех специалистов, посвятивших свою жизнь воссозданию ахалтекинской породы. Базируясь на многовековом опыте многих поколений туркменских селекционеров, передававших свои знания и секреты разведения уникальной породы от отца к сыну, эта работа позволила восстановить численность и чистоту ахалтекинцев, возродить утерянные в прошлом племенные линии и традиции коннозаводства.

Сегодня эти богатейшие традиции, нашедшие отражение в Национальном музее туркменского коневодства Государственного объединения «Туркмен атлары», обретают новую жизнь благодаря личному патронажу главы государства над этими вопросами.

Примечательно, что одним из известных селекционеров-коневодов был и родственник Президента Гурбангулы Бердымухамедова – брат его деда Аба Аннаев, внесший огромный вклад в дело сохранения и совершенствования ахалтекинской породы, – и этот факт во многом объясняет унаследованную любовь и трепетное отношение туркменского лидера Гурбангулы Бердымухамедова к ахалтекинцам.

Сегодня отрасль переживает свой подлинный расцвет. Благодаря подвижнической деятельности лидера нации в стране принимаются беспрецедентные по масштабам и значимости меры по приумножению поголовья чистокровных ахалтекинских лошадей, популяризации конных видов спорта и национальных традиций верховой езды. Ежегодно по всей стране с размахом отмечается национальный Праздник туркменского скакуна, в рамках которого в туркменской столице проводится международный научный форум по развитию коневодства. Во всех велаятах построены современные, отвечающие международным стандартам, конноспортивные комплексы.

В целях стимулирования развития отечественного коневодства, приумножения мировой славы ахалтекинцев Президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым учрежден конкурс на лучшего представителя этой легендарной породы – своеобразный смотр красоты непревзойденных скакунов, ставших бесценным достоянием не только туркменского народа, но и всей человеческой цивилизации. Кроме этого, в Ашхабаде полностью реконструировано здание Туркменского государственного цирка, которое оснащено современным оборудованием. Много радостных и волнующих эмоций подарят зрителям цирка туркменские джигиты, восхищающие своей удалью, и прекрасные скакуны, не перестающие удивлять грацией, силой и резвостью.

В стране созданы все условия для выращивания чистокровных лошадей, и нет сомнений в том, что племенной генофонд будет бережно сохранен и передан благодарным потомкам как бесценное духовное богатство. Как символ, воплощающий связь веков и бесчисленных поколений, стремлений и побед, труда и гармонии…

Государственные туристические компании

Flag Counter